Беларусь и российская военная угроза

11.04 09:19

Российская политика последних месяцев заставила правящие круги постсоветских стран задуматься и спроецировать на себя возможные варианты российского военного вторжения. Беларусь уже два десятилетия занимается построением фальшивого союзного государства с Россией и, что еще важнее, имеет размещенные на своей территории российские военные объекты. Сегодня военная угроза со стороны России белорусскими властями воспринимается как мифическая, но усилившаяся активность первых лиц государства в этом направлении говорит об актуальности вопроса. Учитывая возросшую агрессивность внешней политики России в последние годы (переворот в Кыргызстане, война с Грузией, оккупация и аннексия Крыма), можно констатировать то обстоятельство, что в отдаленной перспективе вооруженное столкновение с Россией для Беларуси является одним из возможных вариантов развития событий.


Во-первых, вполне вероятно, что белорусское правительство в эпоху после правления А. Лукашенко будут более проевропейским, поскольку уже сегодня многие представители правящего класса понимают пагубность дальнейшего затягивания реформ. Российские ресурсы, которые могут быть использованы для спасения экономики Беларуси, ограничены, стремления ее спасать – еще меньше. Во-вторых, аппетит приходит во время еды: никто не может гарантировать, что у кремлевского руководства не возникнет намерений продолжить «собирание земель» уже знакомым и столь «удачным» способом. В-третьих, в случае если что-то случится с А. Лукашенко, в Беларуси возникнет «вакуум власти», который может заполнить Россия. В Минске, похоже, начинают принимать во внимание возможность военного столкновения с агрессивным и неспокойным соседом – несмотря на братскую любовь и взаимные реверансы. И при, казалось бы, абсолютной несопоставимости военных и экономических потенциалов двух стран.

 

По сравнению с украинскими, белорусские вооруженные силы находятся в заметно лучшем состоянии – включая качественные и количественные параметры, а также моральное состояние. Кроме того, история дает большое количество примеров, когда малые страны выигрывали войны у огромных стран и империй: Финляндия, Афганистан, Вьетнам и др. Однако проблемы и сложность на данный момент связаны со следующими факторами:

 

1. Все постсоветские годы Беларусь, как и другие постсоветские страны, готовилась к войне не в том направлении. Сегодня чрезмерный акцент на западной военной угрозе выглядит довольно архаично. Нефтью и иными полезными ископаемыми Беларусь не богата, а европейские армии сконструированы по оборонному, а не наступательному принципу. К несчастью для военных концепций Беларуси, единственно реальная военная угроза в ХХI веке для страны будет исходить из противоположного, восточного направления.

 

2. Крайне низкий уровень патриотических настроений в армии, отсутствие восприятия России в качестве агрессора – в силу инерции советских традиций идеологической подготовки и провала попыток формирования национальных идей. Усиления чувства национальной гордости и патриотизма возможно лишь посредством обращения к исторической памяти, к достижениям прежних поколений, включая критические переосмысление роли России в белорусской истории.

 

3. Наличие «агентов влияния» России на территории страны на фоне зачастую неадекватно настроенной значительной части населения в отношении России. В первую очередь, беспокойство вызывают люмпены и асоциальные элементы, готовые, по украинскому примеру, за небольшую плату сыграть роль «титушек», а также скрытые агенты влияния во властных структурах. Как можно видеть на примере Крыма и Восточной Украины, в сложные времена такие люди появляются в большом количестве.

 

4. Огромное информационно-пропагандистское влияние российских телеканалов с одиозным новостным контентом. На сегодняшний день белорусские власти проводят крайне недальновидную политику в этом вопросе, позволяя иностранным СМИ формировать общественное мнение в Беларуси.

 

Принимая во внимание вероятность военного столкновения в будущем, Беларуси уже сегодня необходимо выработать программу модернизации своих еще во многом советских вооруженных сил. Нынешнее их состояние таково:

 

- Численность в мирное время (по данным из открытых источников) ок. 62 тыс. человек (48 000 военнослужащих и 14 000 гражданского персонала), мобилизационный ресурс – 350 000 резервистов.

 

- Силы специальных операций ВС РБ, составляющие основную ударную мощь армии, насчитывают ок. 6 000 человек, согласно Википедии, и 15 000, по заявлениям А. Лукашенко.

 

- Наличие постоянных полувоенизированных подразделений (МВД, КГБ, погранвойска и др.) общей численностью более 100 тыс. человек, которые в критический момент можно перевести в действующую армию.

 

- Серьезную проблему представляет собой физическое и моральное старение вооружений, доставших в наследство от советской армии. В силу ограниченных государственных ресурсов существуют серьезные проблемы с закупкой нового вооружения, поэтому ВС Беларуси обходятся в основном самостоятельной модернизацией уже существующего, а также испытывают сильное и опасное для национальной безопасности российское влияние в этой области.

 

Из-за отсутствия средств для крупных закупок военной техники, вероятно, следовало бы обратить внимание на возможность точечной модернизации наиболее критических областей. В частности это касается применения современных технологий – например, использования недорогих, но эффективных дронов в целях разведки; также БПЛА, ресурсу для разработки и производства которых имеются внутри страны.

 

Возможно также, что имело бы также заняться подготовкой ряда мероприятий для противодействия (купирования) возможной российской агрессии:

 

1. Противодействие негативному воздействию российских СМИ и российским информационным атакам с целью предотвращения сценария «управляемого хаоса» на территории Беларуси. Свободное вещание в Беларуси российских пропагандистских телеканалов, ориентированных в первую очередь на оболванивание и зомбирование населения, необходимо ограничивать, со временем – свести к приемлемому минимуму. Проблему здесь представляет отсутствие в стране авторитетных и уважаемых СМИ, поскольку существующие являются таким же инструментом пропаганды, зачастую еще более неуклюжей. Адекватный ответ в возможной информационной войне предполагает наличие авторитетных информационных источников, которым граждане готовы доверять.

 

2. Модернизации и переориентации в восточном направлении системы ПВО, создании потенциальных укрепленных и оборонительных сооружений, баз для ведения партизанской войны, а также войск территориальной обороны, способных самостоятельно действовать в тылу противника в случае оккупации территории.

 

3. Мероприятия, связанные с противодействием засылке дестабилизирующих криминальных и военных элементов на территорию РБ, а в случае их проникновения – скорейшему выявлению и нейтрализации.

 

4. Подготовка диверсионных групп немедленного реагирования. Следует также задуматься над созданием групп и «агентов влияния» на местах, способных к решительным и активными действиями в крупных российских центрах, прежде всего Москве.

 

5. Использование различных факторов психологического и информационного воздействия на военнослужащих армии противника.

 

Таким образом, принимая во внимание факты стремительного роста агрессивности восточного соседа и – в связи с этим – возрастания вероятности силового решения двусторонних проблем, Беларуси имеет смысл озадачиться разработкой мер противодействия и нейтрализации потенциальной российской агрессии. Последние могут включать в себя как меры собственно военно-оборонительного характера, так и меры диверсионной и информационной войны. В отличие от Украины, за которую страны Запада готовы вступиться хотя бы на словах, Беларусь окажется один на один с российской агрессией и вряд ли сможет рассчитывать даже на серьезную дипломатическую поддержку в виду специфики своих взаимоотношений с ЕС и США. Хочешь мира – готовься к войне. Похоже, это старое римское правило никто не думает отменять и в XXI веке.

 

Андрей Глеза "Наше Мнение"