Игорь Борисов. Конструктивные страсти

13.12 19:35

В белорусской политической реальности появился новый тренд взаимоотношений между правящей элитой и частью оппозиции.

До этого момента демократическая оппозиция находилась в стадии ярого противника действующему режиму, затем из-за отсутствия одной доминирующей оппозиционной силы делалась ставка на объединенную оппозицию, потом на ее большую часть, и в итоге часть белорусских политиков вышла на новый уровень взаимоотношений между теми, кто у власти, и теми, кто хочет власти — конструктивность.

Прячась за лозунгами мирных перемен или новой Беларуси, некоторые политические лидеры фактически перестали претендовать на фундаментальные изменения политической системы страны, а начали предпринимать попытки вписаться в уже сложившуюся политическую систему.

В этом вопросе уже давно преуспела ЛДПБ, которая за свою приверженность к основному курсу государственной идеологии, хотя и с минимальной критикой, время от времени получает места в парламенте. К слову, ЛДПБ от самого начала была конструктивной оппозицией, чего не скажешь про лидеров, вышедших из классической оппозиции, в какой-то момент решивших стать на путь конструктивной оппозиции.

Второй политической силой, которая уже не таясь самоидентифицирует себя конструктивной оппозицией, стала организация «Говори правду!», предварительно ужавшись до статуса «организации» из более масштабной формулировки «кампания».

Говорят, что лидерам кампании дали «зелёный свет» на встречи как с местными чиновниками, так и чиновниками уровня министров с целью оказаниям им содействия в решении тех или иных проблем — где-то сделать велосипедную дорожку, а где-то пролоббировать строительство детского сада.

Критики властей в риторике организации становится значительно меньше, и если они уж кого и критикуют, то явно чиновника абстрактного.

В том же направлении начала действовать и гражданская кампания «Вперед, Беларусь!», которая на старте была политической, но под прессингом руководства Объединенной гражданской партии была вынуждена стать гражданской, а ее идейный вдохновитель Денис Тихоненко вынужден был покинуць ряды данной либеральной партии.

Возможно статус помощника депутата Анны Канопацкой действительно вскружил голову молодому политику, и он поверил, что в стране возможно строить новую альтернативу, не решив старых проблем, за которые выступает демократическая оппозиция. Отсюда и его критика в адрес бывших коллег по цеху. Вернись в 2016 год руководство ОГП, возможно, совсем по-другому отнеслось бы к депутатскому мандату Канопацкой.

Вся это ситуация показала, насколько стране нужна смешанная избирательная система и выборы по партийным спискам, где председатель партии в списке всегда должен быть под № 1. В противном случае рядовые члены партии начинают свою самостоятельную игру и создают дополнительные проблемы руководству.

Похожие объединения так называемых новых политиков из старого лагеря демократической оппозиции начали появляться и в регионах.

Не так давно в Могилеве анонсировалось создание объединения независимых кандидатов «Открытый город», в состав которого вошло около дюжины потенциальных кандидатов в депутаты, якобы не имеющих никакого отношения к политическим партиям. Ну, типа, вы там «старые» воюйте за демократию, а мы политикой не занимаемся — у нас свой путь, возможно, третий.

Мол, мы люди все трудоустроенные, не маргиналы, занимаемся общественно-полезным трудом, с высшим образованием — вопросы свободных выборов не поднимаем, местную и республиканскую власть не критикуем, в партиях не состоим, на митинги не ходим, декрет № 3 не про нас, про Захаренко, Гончара, Красовского, Завадского не слышали, 25 марта не празднуем, по-белорусски не говорим. Какие к нам могут быть вопросы, если мы только хотим сделать город чуть-чуть удобнее и, если получится, стать депутатами не только местных советов, но и парламента!?

Возможно, не все заметили, однако процессы втаскивания классической оппозиции в статус конструктивной через агентов влияния активно протекают и в иных политических партиях.

Достаточно вспомнить родную Белорусскую социал-демократическую партию (Грамаду), где два года не стихают страсти о якобы авторитарном стиле руководства партии, отсутствии демократии, нарушениях устава, цензуры, необходимости финансового аудита, проведении праймериз перед съездом, жалобах во все мыслимые и немыслимые органы власти, публикациях статей на ресурсах с сомнительной репутацией, унижениях и ложи в соцсетях и т.д.

Для тех, кто не понял — это желание некоторых очень смелых людей из состава активистов БСДП (в тени влиятельных, в том числе не из Беларуси) перетащить партию в лагерь конструктивной оппозиции и далее в связке с другими подобными субъектами политики начать строить диалог с властью, убрав из своей риторики критику власти либо сведя ее до минимума.

Это своего рода желание понравиться и белорусскому режиму, и прагматичной Европе, взявшей ориентир на еще один тренд под названием «диалог» с властями страны. А чтобы потенциальные участники процесса не выпадали из «диалога», были очерчены рамки получения финансовой помощи для организаций «третьего сектора» с приоритетом на диалог с властью на разных уровнях.

Что ж, как и во времена викторианской эпохи Англия готова была строить демократию внутри своей страны, однако не в своих колониях, так поступает с Беларусью и современная объединенная Европа. Ведь проще иметь дело с одним человеком, который принимает решение, нежели поддерживать тех, кто пока не имеет никакого влияния, хоть и является носителем демократических ценностей.

Возможно, что все подзабыли, но идейным вдохновителей перехода демократической оппозиции в конструктивную был экс-председатель БСДП Анатолий Левкович. Будучи ученым-философом, он, возможно, предвидел подобный ход развития событий в стране, однако сделал фальстарт и оказался непонятым как внутри партии, так и внутри всей оппозиции в целом, за что и поплатился не только должностью председателя, но и возможности быть простым членом партии.

К слову те, кто его исключал из партии, сейчас выступают за подобную идею сотрудничества с властью и активно внутри партии продвигают эту идею, пускай себе и старыми как мир методами — посредством дискредитации партийного руководства. Ведь проще пробовать кого-то уничтожить, нежели положительным примером доказывать состоятельность своих идей. Хотя, не исключаю и того, что личные обиды в этом процессе играют равнозначную роль.

Какие будут взаимоотношения демократической оппозиции с конструктивистами, зависит от лидеров этих политических организаций и партий, однако уже существует негласное обозначение тех, кто является демократом, и тех, кто себя так называет, но таковым не является.

Надеющимся на изменения и возможность вписаться в режим я хочу привести пример того же Левковича — несмотря на все старания понравиться режиму и роскошные публикации своих диалогов в «Советской Белоруссии», человек остался невостребованным ни партией, ни властью.