Как в Беларуси мстят журналисту, обратившемуся в ООН

04.10 14:49

Журналист из Могилева Владимир Лапцевич много лет борется с чиновниками за доступ к информации. Он был первым в Беларуси, кто получил поддержку в ООН, но для властей это не указ.

Журналист из Могилева Владимир Лапцевич - первый белорус, обратившийся в Комитет ООН по правам человека и выигравший дело против Беларуси. Конфликт журналиста с властями не прекращается уже 20 лет. Своими тяжбами Лапцевич показывает, насколько несовершенны белорусские законы и правоприменительная практика. А власти в ответ нашли способ, как его за это наказывать. Последнее судебное разбирательство вокруг журналиста завело в тупик юристов и правозащитников.

 

Обращение с жалобой в комитет ООН

В 1997 году в Могилеве нельзя было беспрепятственно раздавать информационные материалы с критикой в адрес белорусских властей, вспоминает журналист Владимир Лапцевич. За это он был задержан милицией и осужден. А полученный штраф стал причиной первого белорусского дела, рассмотренного в Комитете по правам человека ООН (КПЧ ООН), - по сути, единственной международной инстанции, куда белорусы могут обратиться, когда на национальном уровне добиться справедливости не удается.

Владимир Лапцевич

Владимир Лапцевич

Владимир Лапцевич стал первым гражданином, который десять лет назад выступил против государства на международной трибуне, проверив перед этим на прочность всю судебную систему страны, и одержал победу.

Международные эксперты признали, что права Лапцевича были нарушены Республикой Беларусь, но власти не сочли нужным реабилитировать своего гражданина. На тот момент Лапцевич работал на государственном областном радио, и его политические воззрения еще не влияли на отношения с работодателем. Переломным стал 2001 год, когда в Беларуси прошла очередная президентская кампания, которую снова выиграл Александр Лукашенко. Гражданская позиция Лапцевича уже не позволяла ему работать там, где хочется, и он вынужден был почти десять лет сотрудничать со СМИ за пределами Беларуси.

 

Скандал вокруг аккредитации  

В 2010 году журналист все же вернулся на родину и стал региональным корреспондентом информационной компании БелаПАН. Поначалу все шло гладко, он обзавелся контактами пресс-служб госучреждений, был вхож в могилевский Дом Советов. Но уже через пару лет местные власти стали неофициально выражать недовольство его материалами. Лапцевич старался быть объективным, описывая происходящее, и чиновники не всегда выглядели при этом в лучшем свете.

Здание прокуратуры в Могилеве

Здание прокуратуры в Могилеве

В 2014 году разгорелся скандал - журналиста не пустили в зал, где проходило заседание Могилевского областного совета. Чиновники обосновали свое решение отсутствием у журналиста аккредитации. Когда Лапцевич изучил белорусское законодательство, выяснилось, что на такое заседание в качестве зрителя может вообще прийти любой желающий.

Владимир Лапцевич опротестовал в суде действия могилевских чиновников, а также решил сделать запись в книге жалоб, которую, согласно закону, должны вести все белорусские учреждения. Но оказалось, что в Доме Советов ее нет. То есть логика такова - можно жаловаться на кого угодно, но не на чиновников. Это дело, как говорит могилевский юрист правозащитного центра "Весна" Борис Бухель, впервые выявило отсутствие координации действий госслужб.


Месть чиновников

Могилевский координатор Белорусской ассоциации журналистов (БАЖ) Борис Вырвич, присутствовавший на рассмотрении дела, признается, что никто не ожидал от суда благоприятного для журналиста результата. Ведь Лапцевич обвинил председателя облсовета и его главного специалиста в нарушении своих прав и закона Беларуси "Об управлении и самоуправлении", где говорится, что сессии депутатов должны проходить открыто. И хотя председатель облсовета был оправдан, к удивлению присутствовавших, главный специалист получил штраф за невыдачу книги жалоб.

Здание Ленинского РОВД в Могилеве

Здание Ленинского РОВД в Могилеве

С этого момента, считает Вырвич, месть Лапцевичу была лишь делом времени. И производство против него возбудили в июне нынешнего года. Спецслужбы заметили в налоговых декларациях Лапцевича гонорары за корреспонденции в редакцию польского еженедельника для белорусской диаспоры "Нива". На основании этих писем были составлены сразу семь протоколов по статье 22.9 КоАП "Незаконное изготовление продукции СМИ", и Владимир Лапцевич должен был заплатить штраф в размере 1035 белорусских рублей (около 450 евро).

Руководитель БАЖ Андрей Бастунец утверждает, что все дела по статье 22.9 КоАП - а их с начала года уже набралось более 40 - не основаны ни на белорусском законодательстве, ни на международных обязательствах Беларуси. И дело Лапцевича показательно, ведь он лишь описывал свое видение ситуации в регионе, но никак не мог изготовлять продукцию СМИ, в чем его обвинили. Более того, обращает внимание Бастунец, к поискам компромата была привлечена налоговая инспекция, а это уже может трактоваться, как нарушение налоговой тайны.


Власть боится власти

Впрочем, штраф, который присудили Лапцевичу, не заставил журналиста замолчать. В данный момент, отмечает Борис Бухель, Могилев переживает очередной скандал, в центре которого вновь оказался журналист. Все началось с незначительной бытовой истории, но впоследствии вскрыло, по словам правозащитника, глобальную проблему законодательства. В апреле 2017 года в администрации Ленинского района Могилева состоялось собрание одного из гаражных кооперативов, на которое его члены пригласили Владимира Лапцевича для освещения мероприятия. Однако представитель районной власти Константин Кистенев отказался пустить корреспондента в зал. Тот написал жалобу на чиновника в Ленинский РОВД за воспрепятствование журналистской деятельности.

Этот закон, действующий с 2007 года, поясняет правозащитник, несовершенен и может трактоваться двояко. Когда речь шла о наказании оппозиционеров и простых граждан, силовики закрывали глаза на шероховатости. Но теперь, когда власть должна наказать себя, система дает сбой. Милицейское РОВД подчиняется районной администрации, а журналист Лапцевич требует привлечь к ответственности ее чиновника. Суд требует исполнить закон, а милиция не осмеливается наказать начальника.Здесь, говорит Бухель, и наблюдается феномен: милиция уже четырежды отказывалась возбуждать дело против чиновника, а суд пятый раз заставляет ее сделать это. Прокуратура, продолжает правозащитник, и вовсе предложила закрыть дело за истечением срока, но и с ней суд не согласился. Чем закончится дело, неясно, но понятно, что Процессуально-исполнительный кодекс об административных правонарушениях (ПИК КоАП) разные госорганы трактуют по-своему.