Правительство для правительства?

18.05 13:58

В медиапространстве постепенно разгорается дискуссия относительно идеи создания белорусского правительства в эмиграции.

 

Хотя я уверен, что дальше дискуссии дело не пойдет, тем не менее, было бы интересно порассуждать о том, как бы это правительство формировалось и функционировало, если бы идея воплотилась в реальность.  

 

Главным вопросом в формировании любого правительства является принцип его создания и легитимности. Каков будет его состав? Каким образом будет выбираться или назначаться председатель (премьер-министр, президент) правительства? Пока ситуация выглядит таким образом, что группа белорусов во главе с Владимиром Бородачем заявила о создании некой структуры, которая и должна стать правительством. Эта инициатива и вызвала ряд вопросов и сомнений, поскольку никто не знает, кого и что представляет данная группа, и как будет выглядеть правительство в эмиграции.

 

Исторически, правительство в эмиграции создавалось из легитимного органа управления, который уже существовал на территории собственной страны, но в результате оккупации или гражданской войны вынужден был ее осуществлять свою деятельность за границей. Как пример можно привести польское правительство Владислава Сикорского во время Второй Мировой войны или правительство Тибета в изгнании после присоединения его Китаем в 1959 году.

 

Чтобы создать белорусское правительство на основе такого принципа необходимо признать белорусский режим оккупационным. Но тогда возникает вопрос: кем, какой страной Беларусь оккупирована?  

 

В республике на сегодняшний день также нет серьезной политической конфронтации, вооруженного конфликта, в результате которого центральная власть была бы не в состоянии осуществлять контроль на всей территории страны. Такой конфликт способствовал бы объединению оппозиции и кристаллизации альтернативного правительства, как это было в Ливии в 2011 году и как это происходит в Сирии сейчас.

 

Единственным основанием для создания белорусского правительства в эмиграции является нелегитимность нынешней власти Лукашенко и непризнание режима западными странами. Однако нелегитимность Лукашенко не может автоматически означать легитимность какой-либо оппозиционной политической структуры за границей.  

 

Вопрос правомочности такого правительства является ключевым: правительство нельзя просто придумать, нарисовать и предложить кому-нибудь его возглавить. Без соблюдения определенных процедур в его формировании ни председатель, ни само правительство не будет легитимно, только если исключительно для самого себя и для западных партнеров, при поддержке которых будет формироваться. В этом случае окажется, что просто западные политики создали правительство для себя, а не для белорусов, большинство из которых об этом даже и не узнают.

 

Фактически единственной формой легитимизации такого правительства являются выборы. Если авторы идеи правительства желают, чтобы оно представляло весь белорусский народ, а не группу политических эмигрантов, то необходимо, чтобы в процедурах формирования этого органа и избрания председателя участвовало как можно большее число белорусов, что, на мой взгляд, нереально.

 

Остается лишь два варианта: это организация избирательных процедур внутри демократического сообщества, как это было в случае с избранием единого кандидата, либо, что выглядит наиболее вероятным, вычленение председателя из числа кандидатов на пост президента в 2010 году. В последнем случае опять получается, что данное правительство будет представлять незначительную часть населения и даже не всю оппозицию.

 

Ситуацию усугубляет тот факт, что в Беларуси на сегодняшний день нет ни одного политика либо общественного деятеля, который бы пользовался реальным авторитетом, по крайней мере, внутри демократического сообщества.

 

Хотя, если бы такой человек был, то я уверен, речи бы о правительстве в эмиграции не велось, оппозиция была бы объединена, а ситуация в стране могла бы быть совершенно иной. Назначение или выбор любого из бывших кандидатов в президенты 2010 года не преодолеет конфликтности и раскола внутри оппозиции. Если же приоритет будет отдан только одному человеку или одной оппозиционной группе, это вызовет негативную реакцию у остальных и сразу делегитимизирует правительство. Единственным выходом из ситуации остается создание дуумвирата или триумвирата из наиболее вероятных претендентов (в случае если они согласятся): Санникова, Некляева, Статкевича. Санников и Некляев могут стать руководителями по причине того, что получили наибольшую поддержку среди населения во время выборов, Статкевич - как наиболее решительный политик.

 

Однако история показывает, что все оппозиционные политические объединения, договоренности лидеров ни чем, кроме конфликтов, не заканчивались.

 

Получается, что для авторитетности правительства одного политика-лидера слишком мало, а для его эффективности и устойчивости группы политиков-лидеров слишком много.  

 

Но даже если группе политиков удастся договориться о коллективном правлении, это не значит, что все демократическое сообщество безоговорочно признает правительство в эмиграции своим представительством. Ведь кроме председательства также необходимо сформировать собственно кабинет министров, если мы говорим о профессиональном правительстве, способном разрабатывать программы и стратегии для страны. Кто в таком случае будет министром иностранных дел, министром финансов, экономики, безопасности и т.д.? Кто и на каком основании получит эти «портфели»? Или все руководители оппозиционных политических партий получат по должности, чтобы было необидно. В таком случае правительство очень быстро превратится в балаган. Для правительства в эмиграции нужны новые люди. Но тогда возникает вопрос: где их взять?  С другой стороны, если кто-то из лидеров оппозиции будет обойден, то «новое правительство» будет обвинено в пособничестве существующему режиму.

 

Формирование правительства так или иначе углубит раскол в оппозиционной среде, к идеологическим разногласиям прибавится еще и географические.

 

Оппозиция, разделившись на «национальную» и «зарубежную», будет заниматься в основном взаимной дискредитацией в глазах западных партнеров, поиском врагов и предателей, что, безусловно, никак не поспособствует переменам внутри страны.

 

Павел Усов, Белорусский центр европейских исследований