Пётр Мигурский: Коррупция в силовых структурах

26.05 07:22

Борьбу с коррупцией в Беларуси осуществляют специальные подразделения органов прокуратуры, внутренних дел и государственной безопасности, а также в пределах своей компетенции в соответствии с законодательством и ряд государственных органов и иных организаций (Cледственный комитет, Комитет государственного контроля, Министерство финансов, налоговые органы).


Прокуратура определена Законом как государственный орган, ответственный за организацию борьбы с коррупцией. Прокуратура наделяется функцией координации деятельности других государственных органов, осуществляющих борьбу с коррупцией.


Ежегодно правоохранительными органами совместно с заинтересованными структурами реализуется большой объём организационных и практических мероприятий, направленных на повышение защиты граждан и общества от преступных посягательств, выявление и пресечение коррупционных проявлений, а также укрепление правопорядка и стабильности в стране.


Тем не менее, коррупция в Беларуси приобретает всё более организованные формы, ежегодно фиксируется значительный рост выявленного ущерба, нанесённого стране коррупционными преступлениями. К сожалению, система правоохранительных органов Республики Беларусь, призванная обеспечивать правопорядок, постепенно превращается в неповоротливую и коррумпированную машину.


В настоящее время Беларусь в СНГ имеет самое большое количество сотрудников силовых структур на душу населения (около 1500 правоохранителей на 100 тысяч человек), тем не менее, с 1995 года Республика Беларусь устойчиво занимает второе место по количеству взяток на территории СНГ.


Низкий уровень эффективности работы правоохранительной системы создаёт проблемы взаимоотношений между обществом и государством. Более того, не являются редкостью коррупционные преступления в системе правоохранительных органов: злоупотребление служебным положением и полномочиями, извлечение материальной выгоды из специфики профессиональной деятельности, преступления против интересов службы.


Ситуация в Беларуси стала настолько проблемной, что даже Президент Беларуси Александр Лукашенко потребовал жёстко пресекать факты преступлений коррупционной направленности среди состава органов внутренних дел. Можно с уверенностью сказать, что коррупция в правоохранительных органах является следствием общего морального разложения значительной части личного состава силовых структур.


Коррупция в силовых структурах - это реальная угроза безопасности государства и самой власти, ведь вооружённый человек, облечённый властью, который привыкает за деньги нарушать закон, безнаказанно попирая права граждан, может шагнуть дальше... Кроме этого, беспредел правоохранительных органов и отсутствие правосудия провоцируют рост социальной напряжённости, из-за коррумпированности правоохранительных органов и правосудия падает гражданская активность населения в изобличении преступников, в защите своих прав.


В Могилёвской области в последние годы зафиксирован ряд коррупционных преступлений среди сотрудников правоохранительных органов. Не потому ли уровень преступности в регионе выше, чем в среднем по стране? Ведь многие коррупционные преступления вскрываются запоздало, что нередко приводит к причинению на протяжении длительного времени ущерба в особо крупном размере, позволяет чиновникам принять меры к сокрытию денежных средств, других материальных ценностей, добытых преступным путём либо легализовать их. Характерная особенность – практически все осужденные работники правоохранительной системы попались на бытовой коррупции. Причём, к коррупции в области причастны и сотрудники КГБ, которому отведена роль активизации этой борьбы. В частности, за «оказание противодействия правоохранительным органам в раскрытии преступной организации, занимавшейся торговлей спиртным», осуждены сотрудники УКГБ по Могилёвской области Владимир Готовчик и Игорь Радевич.


Проявляется коррупция и в судах Могилёвской области. Но если суд коррумпирован, то и усилия правоохранительных органов по изобличению преступника, нередко бывают тщётными. В то же самое время в суде проходят заказные дела и неправосудно осуждаются невинные люди, выносится масса незаконных решений по гражданским делам. Можно предположить, что выявленные преступления среди работников судебной системы области лишь верхушка коррумпированного айсберга.


Тем не менее, за получение взятки в размере 2700 дол. США осуждён бывший заместитель председателя суда Октябрьского района Могилева Магомед Умаров; за покушение на мошенничество и приготовление к даче взятки на 4 года лишения свободы осужден бывший председатель Кировского районного суда Могилевской области Алексей Климов. К трём годам лишения свободы за мошенничество и подстрекательство к даче взятки приговорена бывший секретарь суда Бобруйского района и Бобруйска.


Всё чаще фиксируются коррупционные преступления среди сотрудников комитета государственного контроля, которые по долгу службы занимаются выявлением нарушений в деятельности субъектов хозяйствования. Совет безопасности, проведя проверку Департамента финансовых расследований КГК по Могилёвской области, выявил коррупционную схему сокрытия уголовных преступлений бизнесменов. В результате, комитет государственной безопасности арестовал начальника Шкловского межрайотдела Управления департамента финансовых расследований Комитета государственного контроля подполковника Александра Поборцева, которого впоследствии приговорили к 8 годам лишения свободы.


О нездоровой атмосфере в системе КГК говорит тот факт, что на тот момент в Беларуси было арестовано ещё четыре подполковника - два в центральном аппарате, один в Гродно и ещё один в Минском управлении. Во всех случаях поводами для получения взяток подполковниками выступали обстоятельства, когда бизнесмены платили десятки тысяч долларов за то, чтобы не сесть в тюрьму за выявленные финансовые нарушения. Во всех выявленных случаях имело место прямое вымогательство: заплатите – или вас посадят.


Также за взятки в особо крупном размере приговорены к длительному лишению свободы бывшие сотрудники Бобруйского межрайотдела Управления департамента финансовых расследований (УДФР) КГК Игорь Сосновский и Виктор Наумович. Сосновскому назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 9 лет и 6 месяцев, Наумовичу – сроком на 9 лет. Оба они лишены специальных званий майора и подполковника финансовой милиции, а также права занимать руководящие должности в течение трёх лет. Кроме того, с обвиняемых взыскан незаконно приобретённый доход в сумме 30,8 млн. руб. и госпошлина в размере 1,5 млн. руб.


Лишился должности за использование служебного положения начальник Управления Департамента исполнения наказаний МВД по Могилёвской области Вячеслав Седов. Длительное время он давал указания зависимым от него по службе лицам по организации ремонта бани и благоустройству земельного участка в Белыничском районе.


За попытку получить взятку в размере пяти миллионов рублей в г.п.Круглое Могилёвской области задержан начальник исправительного учреждения открытого типа №46. Сейчас бывший начальник приговорён к 5,5 годам заключения в колонии строгого режима, его имущество подлежит конфискации, а так же он должен выплатить штраф в размере 40 базовых величин. Его лишили звания, а так же запретили занимать подобные должности в течении 5 лет.


Следствием проникновения коррупции в ряды МВД является бездействие органов внутренних дел, укрывательство преступлений, заказные уголовные дела против конкурентов, неугодных лиц, вымогательство. Резонансным был арест работников милиции Климовичского РОВД. По официальной версии, старший оперуполномоченный Климовичского РОВД, старший следователь Климовичского районного отдела Управления Следственного комитета по Могилёвской области и начальник Климовичского РОВД создали преступную группу и путём шантажа и угроз вымогали у предпринимателя 500 тыс. дол. США. К моменту задержания они «оборотни в погонах» успели получить 8 млн. рос. руб., что соответствует 265 тыс. дол. США.


Не брезгуют милиционеры и мелкими подачками. Управлением Департамента финансовых расследование КГК по Могилёвской области возбуждено уголовное дело в отношении бывшего начальника ГАИ Бобруйска. По данным следствия, подполковник брал деньги за положительное решение вопросов по сдаче экзаменов на получение водительского удостоверения категории «В». Цена одного удостоверения составляла 200 дол. США.


За взяточничество на 6 лет тюрьмы с конфискацией имущества осужден бывший сотрудник Бобруйского горрайотдела по чрезвычайным ситуациям. Осужденный был в составе комиссии по приемке в эксплуатацию жилого дома со встроенными помещениями торговли и обслуживания в Бобруйске. За подписание акта приемки жилого дома в эксплуатацию он потребовал от руководства фирмы-застройщика взятку в размере 2 тыс.долларов. Такой суммы у них не было, и сотрудник МЧС согласился на тысячу долларов. Позже обнаружили нарушения, из-за которых нельзя было принимать здание в эксплуатацию. Подполковник согласился закрыть на это глаза и подписать документы за 10 тыс. долларов. В итоге сошлись на восьми. Во время получения взятки сотрудника МЧС взяли с поличным. В ноябре 2014 года из-за взяточничества бывшего подполковника уволили начальника Бобруйского ГРОЧС Анатолия Баранова, а также его первого заместителя Алексея Иванова за «невыполнение должностных обязанностей в полном объеме».


Проявление коррупции среди работников силовых структур происходит на фоне недостатков в подборе, воспитании, обеспечении и кадровой политике. С другой стороны необходимо отметить и недостаточную активность в деятельности правоохранительных органов по выявлению коррупционных преступлений в органах государственной власти, стратегических отраслях экономики. Отсутствие реальных результатов борьбы с коррупцией не позволяет принципиально решать проблему коррупции в правоохранительных органах.


Отчёты районных прокуроров в большинстве своём сводятся к анализу результатов проверок исполнения антикоррупционного законодательства, изобилуют примерами представлений, предписаний, предупреждений и фактами привлечения к дисциплинарной и материальной ответственности. А также рекомендациям по эффективной профилактике противодействия коррупционным преступлениям: осуществление контроля за подбором и расстановкой кадров, соблюдение ограничений и требований антикоррупционного законодательства, исключение фактов использования должностными лицами материальных ресурсов организаций в личных целях. К слову, районные прокуратуры за последние годы не раскрыли ни одного резонансного коррупционного преступления в Могилёвской области. Не отражается в отчётах районных прокуроров необходимость более широкого освещения коррупционных скандалов в местной печати, привлечения общественности в сферу противодействия коррупции. Силовые структуры жёстко и последовательно должны бороться с коррупцией и, в первую очередь, в своих рядах - если сократить уровень коррупции в силовых структурах, он автоматически сократится во всех остальных сферах.


В тоже время, в Могилёвской области нет примеров уголовного преследования за коррупцию работников прокуратуры. Нельзя даже чисто гипотетически допустить, что прокуроры районов не в курсе коррупционных злодеяний, в том числе и среди сотрудников правоохранительной системы, которыми изобилует реальная жизнь. При этом посыле можно сказать, что, прежде всего, государство должно преодолеть слабость, инертность и самоуспокоенность своего силового аппарата во всём, что касается защиты прав государства и его граждан – ведь в лице правоохранительных органов отражается образ государства, которое должно служить интересам народа. Ни в коем случае деятельность сотрудников правоохранительных органов не должна редуцировать до уровня предметной определённости в работе, отражающей корпоративные интересы. Как пример, для предупреждения коррупции в рядах сотрудников ГАИ Могилёвской области, инспекторов оснастят миниатюрными видео регистраторами. Само собой разумеется, что эта примитивная мера ляжет определённым бременем на бюджет, но принципиально проблему коррупции не решит.


Есть ещё один фактор, препятствующий реальной борьбе с коррупцией - определённый уровень государственных деятелей и ряд бизнесов, которые ни под каким предлогом нельзя трогать, чтобы они там ни творили. Оперативную работу по этим направлениям можно начать только по приказу сверху. Развернувшаяся в стране борьба с коррупцией оборачивается в данном случае борьбой с принципиальными сотрудниками-борцами с коррупционерами. Если разобраться объективно в том, в какой ситуации приходится сегодня работать людям, расследующим финансовые преступления, то значительно безопаснее себя чувствуют именно те, кто умеет и может договариваться. Да и психологически, по мнению одного из задержанных подполковников, легче сесть за деньги, чем за свою честность или принципиальность.


На самом деле важным фактором решения проблем антикоррупционной борьбы является реформирование правоохранительной системы страны. Но при этом необходимы комплексные изменения от законодательного уровня до стимулирования антикоррупционного поведения, в том числе и путём введения института защиты прав потерпевших от коррупции. При этом важным положением в системе мер антикоррупционного законодательства является решение о защите, как сотрудников правоохранительной системы, так и представителей всех иных органов власти, заявивших о ставших им известными фактах коррупции в ходе работы.


Экономические и социальные кризисы, изменения в системах общественных, межличностных и семейных отношений, расслоение общества, высокая динамика законодательных изменений, отражающих необходимость решения проблем комплексного характера, создали для правоохранительной сферы сложные условия выполнения своих задач. На эффективность правоохранительной системы оказывают влияние факторы смены поколений и уровня подготовки специалистов. Мешает борьбе с коррупцией и противостояние между белорусскими силовыми структурами – МВД, КГБ и прокуратурой, что наносит большой вред государству.


За соблюдением закона обществом надзирают правоохранительные органы и суды, и они же надзирают за соблюдением закона собой. И это является первопричиной того, что они плохо надзирают за соблюдением закона и обществом и собой. А когда закон не работает, государства нет, есть просто территория, населённая людьми, которые уже никому не подчиняются. Нет закона - нет государства - нет власти.


Более 10 лет в нашей стране существуют специализированные подразделения по борьбе с организованной преступностью и коррупцией и задача государства обеспечить условия для эффективного их функционирования, в том числе и путём самоочищения.