Убить ради наживы. Как черные риелторы из Могилева расправлялись с жертвами

06.09 13:36

Дело черных риелторов повергло в шок общественность. В Могилеве было убито шесть человек, готовилось еще три убийства. Злоумышленники усыпляли жертв, заматывали лицо и руки скотчем и сбрасывали в могилы. Некоторые при этом были еще живы. Прокурор сравнил подсудимых с фашистами, а их действия назвал «конвейером смерти». Но сами фигуранты до последнего перекладывали вину друг на друга. Приговор — две высших меры и два срока свыше 20 лет. Однако точку в этом деле ставить пока рано.

 

Кто же мог совершить такие страшные преступления?

Самым спокойным на процессе выглядел ключевой фигурант дела Игорь Гершанков — 36 лет, средне специальное образование, двое детей, официально безработный. Он готовился к каждому заседанию, тщательно записывал что-то в тетрадь и очень осмотрительно отвечал на вопросы прокурора. С виду умный и интеллигентный мужчина, но именно он, по версии следствия, был организатором всех преступлений.

Проблемы с законом у Игоря впервые начались в 2006 году, когда его осудили за незаконную предпринимательскую деятельность. В 2009 году был приговор за кражу, а в 2010-м получил пятилетний срок за мошенничество, связанное с продажей квартир. Но уже в 2012-м Гершанков вышел на свободу, по УДО. И практически сразу же принялся за старое. Вот только сейчас он не просто разводил людей на деньги, при помощи сообщников он убивал своих жертв.

И помогала ему, как следует из обвинения, супруга Татьяна Гершанкова. Цинизм женщины поражает — уговаривать жертв «продать» свои квартиры она ходила, будучи беременной.

 


Игорь и Татьяна Гершанковы на оглашении приговора. Фото TUT.by

Познакомился Игорь с ней в 2002 году. «Она только окончила школу, ей было только 17 лет, — рассказывала в интервью Naviny.by Людмила Гершанкова, мать Игоря. — Он на пять лет старше ее. Они стали жить гражданским браком. Мать Татьяны была очень довольна тем, что дочери удалось сойтись с молодым человеком из благополучной и состоятельной семьи».

Из материалов дела следует, что с 2002 по 2008 год супруги занимались мошенничеством — уговаривали одиноких людей, которые злоупотребляли спиртным, обменять свои квартиры на более дешевый вариант, но разницу в итоге не возвращали. В этот период у них родился первый ребенок.

«Приходит однажды мой сын домой и хвастается: «Мама, мы будем заниматься квартирами. Вот люди не платят за квартиры, у них большие задолженности». Я чуть не упала: «Ты знаешь, чем это пахнет — решеткой». Но то, что я ему сказала, это было до одного места, — рассказала мать Игоря. — За квартиры пьяницам предоставляли худшее жилье».

Именно за это в 2010 году осудили Гершанковых — Игорю дали пять лет колонии, его жене — четыре. Позже станет известно о причастности Игоря к двум убийствам. То есть когда супругам Гершанковым в 2010-м дали срок за мошенничество, за ними уже числились загубленные души. Но судили их за это гораздо позже.

В конце 2011 года Татьяна вышла на свободу по УДО. В следующем году условно-досрочно освободился и ее супруг. И опять закрутились аферы с недвижимостью.

По словам Людмилы Гершанковой, сначала Игорь и Татьяна купили однокомнатную квартиру в центре Могилева. Затем, продав ее, купили в том же доме трехкомнатную. Татьяна к тому времени уже забеременела вторым ребенком.

«Квартир пять они приватизировали и заплатили задолженности», — отмечала мать Игоря.

О том, что собственников квартир ее сын убивал, женщина, по ее словам, даже не подозревала. Она во всем винит Татьяну. Считает, что именно она была мозговым центром, указывала Игорю, куда пойти и что сделать.

«Мой сын — олух. Чтобы руководить людьми, надо чтобы была память. А этот всё только в блокнот и всё спрашивал у Тани. У них в семье, если по честности, Игорь — баба, а Таня — мужик», — объясняла Людмила Гершанкова.

Но у Татьяны совершенно другая версия. Она настаивает, что понятия не имела о том, что муж с подельниками убивает людей. Признает мошенничество, но не более того.

«Я первая женщина в Беларуси, которой запрашивается 24 года, при этом не убившая ни одного человека», — со слезами на глазах заявила в последнем слове Гершанкова.

Она действительно не присутствовала при убийствах, но, по данным следствия, была непосредственным организатором преступлений.

Самым нервным на процессе выглядел 31-летний Борис Колесников. Он закрывал лицо, угрожал, что если журналисты хоть слово о нем напишут, он прямо в камере покончит жизнь самоубийством. До этого Колесников пять раз был судим — за кражи, мошенничество, хулиганство и грабеж. С Игорем Гершанковым его связывают разбойное нападение в 2008-м и два убийства в 2009-м.

В 2013 году, как следует из обвинения, к преступной деятельности присоединяется 31-летний Семен Бережной. Именно он дал признательные показания, показал большинство захоронений и назвал адреса квартир в надежде, что за раскаяние ему назначат более гуманное наказание.

 


Семен Бережной на следственном эксперименте показывает, как душил жертв

Суд приговорил его к расстрелу, как и Гершанкова. Татьяне дали 24 года колонии, Борису Колесникову — 22 года. Во время судебного следствия обвиняемые перекладывали вину друг на друга.

 

Как оперативники вышли на преступную группу?

Первое убийство, как следует из обвинения, Гершанков совершил в 2009 году. Но об этом станет известно не сразу.

Следствию удалось выяснить, что в 2015 году у одинокого военного пенсионера Виктора Ефременко была двухкомнатная квартира и долг по коммунальным платежам на 2 тысячи долларов. Татьяна Гершанкова уговорила мужчину обменять квартиру на однушку. С доплатой, конечно. Ему даже показали новую квартиру в центре города. Но клиент медлил со сделкой, заподозрил что-то неладно.

Это в корне не устраивало Гершанковых. Ефременко вывезли в съемную квартиру, продержали там две недели, избили. Мужчине повезло, что его квартирой по счастливому совпадению заинтересовалась бывшая одногруппница. Когда Ефременко, как собственника, привезли показывать квартиру потенциальному покупателю, одногруппница тоже засомневалась в чистоте сделки.

 

 

Возле банка Ефременко заскочил в ее машину, деньги за квартиру успели положить на счет собственника. Со следующего дня мужчина, опасаясь расправы, начал прятаться от преступников.

Несмотря на неудачную сделку с Ефременко, на очереди у них была уже следующая жертва — одинокий пенсионер Юрий Роднов, владелец трехкомнатной квартиры в Могилеве, и его родной брат. Схема все та же — погашение долга за коммунальные услуги, обмен жилья на более дешевое, обещания вернуть разницу и даже устроить на работу.

26 марта 2015 года пенсионера повезли обмыть сделку. После таких попоек домой человек уже не возвращался — в алкоголь добавляли клофелин, потом душили и бросали в могилу. Для Роднова место на кладбище уже подготовили. Спасло его то, что за «риелторами» следили, поэтому задержали компанию на выезде из города.

С этого момента следователи начали раскручивать клубок преступлений — в деле около 40 эпизодов, но мы обратим внимание на самые громкие.

 


Место, где была похоронена одна из жертв

В 2008 году Колесников и Гершанков совершили разбойное нападение на магазин «Технология» в Могилеве. Готовились тщательно: при себе была шапка с прорезью для глаз и фейковый пистолет. Исполнителем был Борис Колесников. При входе в магазин он приказал продавцу лечь на пол и вынес несколько компьютеров. Гершанков в это время ждал его в машине. Краденое приятели продали в Минске.

В 2009 году Гершанков идет на убийство. За несколько месяцев до этого он находит владельца однокомнатной квартиры Мельниченко, который живет с сожительницей — и мужчина, и женщина злоупотребляют спиртным. «Риелтор» обещает им выгодную сделку, но вместо этого вывозит владельца квартиры, просит его выйти из машины, чтобы помочь с ремонтом, а сам достает биту и наносит несколько ударов. Дальше жертву душат и заматывают скотчем так, чтобы, если он очнется, все равно не выжил. И везут человека на кладбище.

 


Замотанные скотчем запястья одной из жертв черных риелторов

Схема устранения жертв каждый раз была примерно одинаковая: напоить, задушить, закопать. Происходило это после предложения отметить удачную сделку.

На следующий день после убийства Мельниченко злоумышленники разделались с его сожительницей, которая думала, что едет в новый дом. Гершанков при помощи Колесникова ее задушил, замотал скотчем и закопал на кладбище.

Картина, которую увидели эксперты и следователи после эксгумации тел, не для слабонервных. Даже опытные сотрудники говорят, что с такой жестокостью до этого не встречались.

 


 

А компания черных риелторов тем временем продолжала свой бизнес. С 2013 по 2015 год они успели убить еще четырех человек. В планах значились еще три жертвы, для них даже подготовили могилы.

 

 

По данным следствия, между участниками преступной группы были четко распределены роли.

Организаторами называют Игоря и Татьяну Гершанковых — они находили жертв, уговаривали их продать квартиры, следили за оформлением сделок, распределяли деньги. Колесников и Бережной, как следует из обвинения, были больше исполнителями. Хотя Семен Бережной так же ходил по квартирам. Например, под видом судебного исполнителя, который грозил выселением за долги по коммуналке.

Злоумышленники представлялись вымышленными именами, использовали для маскировки очки и парики, общались по сим-картам, зарегистрированным на подставных лиц. Для пущей убедительности снимали на сутки квартиры, которые выдавали за свои — в качестве обменного варианта. Сделки оформляли через реальных риелторов. И даже деньги на погашение долгов за коммуналку давали собственникам жилья — чтобы не вызывать подозрений.

Первый прокол Гершанковы допустили, когда стали оформлять квартиры на себя и своих родственников. Кроме того, они не рассчитали, что жертвы могут обратиться в милицию. А кое-кто из соучастников, спасая себя, выдаст все явки и пароли.

 

 

Зачастую на сделки Татьяна ходила с мужем. Люди в них видели приличную семейную пару. Тем более, Гершанкова в определенный период была беременной. На суде она не сдерживала слез и настаивала, что ее оговорил Бережной. Она категорически отрицала, что была организатором преступлений. На очной ставке с Семеном она вела себя совсем иначе.

 

 

 

Что позволило совершать такие страшные преступления?

Черные риелторы в Могилеве действовали на протяжении нескольких лет — четко, отлажено, уничтожая одну жертвой за другой, распоряжаясь чужим имуществом, как своим. Возникает резонный вопрос, как им это удавалось?

Во-первых, Гершанков и его подельники выбирали жертв среди одиноких людей, у которых были проблемы с финансами и зависимость от алкоголя. Когда у человека долг за коммунальные услуги превышает несколько тысяч долларов, это значит, что не платит он годами. А когда у человека зависимость от бутылки, то договориться с ним при помощи этой самой бутылки не так уж сложно. Расчет был простой: кто ж его будет искать, а тем более на кладбище!

 


 

Кроме того, при осуществлении своей преступной деятельности супруги Гершанковы и Бережной разработали ряд конспиративных мер: потерпевшим они всегда представлялись вымышленными именами, в некоторых случаях использовали парики и очки, при совершении преступлений всегда пользовались телефонами, оформленными на потерпевших либо подставных лиц, при этом постоянно меняли номера телефонов, между собой общались или при личных встречал, или звонили с таксофона. Передвигались на автомобилях с частично закрытыми либо снятыми регистрационными знаками, избегали визуальных контактов с потенциальными покупателями либо другими лицами, которые могли бы их опознать. 

Но некоторые тревожные сигналы все-таки поступали. В суде сразу несколько свидетелей заявили, что обращались в милицию по поводу пропажи Ларионова (одна из жертв). Говорили, что его «разводят» на квартиру. Но милиция никак не отреагировала. А в суде участковый заявил, что к нему никто и не обращался.

 


 

Во-вторых, не было должного контроля на сельских кладбищах в Могилевской области. Никакого учета, по сути, не велось. Этот пробел после дела черных риелторов устранен. По инициативе СК внесены изменения в законодательство относительно погребения.

На расстоянии 5-20 км от областного центра людей хоронили без какого-либо уведомления, без оплаты, поэтому никого и не удивляли новые могилы. Только в Чаусском районе местные жители проявили бдительность — знали, что в деревне никто не умер, поэтому о свежей могиле на кладбище рассказали участковому. Но милиционер ничего подозрительного в этом не нашел.

В-третьих, с семьей Гершанковых не проводилась никакая профилактическая работа. Муж и жена были осуждены за мошенничество в особо крупном размере, получили условно-досрочное освобождение и практически сразу же взялись за старое. Их расходы явно не соответствовали доходам (машина, квартиры), но контролирующие органы не придали этому значения.

Исходя из практики расследования подобных дел, можно предположить, что преступной деятельности черных риелторов способствуют сотрудники правоохранительных органов, которые прикрывают злоумышленников, а также сотрудники расчетно-кассовых центров и БРТИ, которые предоставляют нужную информацию. Однако по этому делу проверка не установила причастности должностных лиц. Бережной несколько раз в суде заявлял, что Гершанкова «крышевали» милиционеры, но эта информация не подтвердилась.

 


Для поиска вещественных доказательств были задействованы даже водолазы.

Обвиняемые подали жалобу на приговор. Их дело еще будет рассматривать Верховный суд.

По Игорю Гершанкову у следователей остались вопросы — о его причастности к исчезновению еще одного человека в июле 2008 года. Если подозрения подтвердятся, исполнение смертного приговора будет отложено. И Гершанкова будут судить вновь.